Нешуточные баталии развернулись между депутатом Республики Алтай Марией Деминой и судейским сообществом Республики Алтай. Поводом послужила статья М.Деминой о катастрофе судебной системы в Республике Алтай, опубликованная в еженедельнике «Листок».
Судейское сообщество Республики Алтай болезненно восприняло данную статью. Реакция судей не замедлила себя ждать, судья Майминского районного суда С.В.Бируля обратилась в Следственный комитет Российской Федерации по Республике Алтай с заявлением о привлечении к уголовной ответственности депутата Государственного Собрания - Эл Курултай Республики Алтай за распространение в еженедельнике «Листок» заведомо ложных сведений по признакам преступления, предусмотренного частью первой статьи 298.1Уголовного кодекса РФ.
Следом Совет судей Республики Алтай на своем заседании рассматривает вопрос о несоответствии поведения депутата Государственного Собрания – Эл Курултай Республики Алтай Деминой М.Ф. занимаемой должности в силу неэтичности.


Оценивая действие судейского сообщества, прихожу к выводу, что наши судьи потеряли связь с реальной жизнью. К счастью, на дворе 2021 год, растет правосознание граждан, общество меняется, и оно стало предъявлять повышенные требования к судебной системе. Нравится это судейскому обществу или нет, но наметилась общая тенденция увеличения внимания к судебным делам со стороны СМИ, со стороны общественности. Организация диалога с гражданским обществом, доведения до широкой общественности объективных, достоверных данных о работе судов – это требование времени. Обязанность судов публиковать сведения о судебной деятельности, право каждого гражданина на получение информации о деятельности суда и присутствия в открытом судебном заседании, ведения судами аудиозаписи в судебных заседаниях, открытая публикация решений на сайтах судов – это элементы открытости правосудия в России. Поэтому мне непонятна болезненная реакция судейского сообщества на критику. Практика Европейского суда по правам человека (дальше в статье я буду ссылаться на его практику) наглядно показывает, что в демократическом обществе, а Российская Федерации, в силу статьи 1 Конституции Российской Федерации, есть демократическое федеративное правовое государство, критика суда не только возможна, а даже необходима.

Зависимость судей, кумовство и семейственность в судебной системе (вопросы, которые поднимает М. Демина в статье) давно обсуждаются в России правозащитниками, адвокатами и гражданами. Вспомните хотя бы про «золотую» судью Елену Хахалеву из Краснодарского края, полномочия которой были досрочно прекращены.
М.Демина в статье излагает личные впечатления о судебных процессах, участником которых она была, и согласно позиции Европейского суда, такие суждения называются оценочными.
Совет судей Республики Алтай на своем заседании не только рассмотрел несоответствующее поведение депутата Республики Алтай Деминой М.Ф., но и вынес постановление и данное постановление направлено в законодательное собрание Республики Алтай.
Как у любого нормального человека у меня сразу возник вопрос – есть ли у Совета судей Республики Алтай полномочия, чтобы обсуждать действия депутата Республики Алтай Марии Деминой (как судьи выразились, ее неэтичное поведение) на своем заседании? Но я тут же отогнала эту мысль, так как подумала, что не может же Совет судей, состоящий из 7 действующих судей, не знать перечень полномочий судейского сообщества, членами которого они являются. Но руководствуясь принципом «доверяй, но проверяй», я все же решила заглянуть в Федеральный закон «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» и нашла, что полномочия советов судей субъектов Российской Федерации установлены в части 4 статьи 10 вышеуказанного федерального закона, и основными их полномочиями являются избирания судей в состав квалификационных коллегий судей, избрания членов экзаменационных комиссий по приему квалификационного экзамена на должность судьи, взаимодействие с высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации при разработке проекта бюджета субъекта Российской Федерации, где предусматриваются расходы на материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей, а также совет судей субъекта Российской Федерации в случае выявления признаков совершения судьей дисциплинарного проступка вправе провести проверку и направить в квалификационную коллегию судей обращение о наложении на судью дисциплинарного взыскания, в том числе в виде досрочного прекращения полномочий судьи. Поэтому смело можно сказать, что совет судей вправе по итогам проведенной проверки давать оценку поведению судьи, а вот оценка поведения депутата не является его компетенцией.
Возникает вопрос - Совет судей Республики Алтай не знает свои полномочия или же осознанно вышел за пределы своих полномочий? Или же настолько уверен в своей неприкасаемости, что нормы федерального закона для него не указ?
Оценивая заявление судьи С.Бирули по привлечению М. Деминой к уголовной ответственности, я, конечно, соглашусь с комментариями учредителя еженедельника «Листок» С.С.Михайлова, что дело не имеет перспективы.
В статье 298.1 Уголовного кодекса речь идет о клевете. Что такое клевета? Клевета — это распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство лица или подрывающих его репутацию. Важно помнить, что сведения должны быть выражены в форме утверждений о фактах и событиях, имевших место в действительности, а не являться оценочными суждениями и мнениями, которые невозможно проверить на достоверность по определению.
Между прочим, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» сказано, что при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует руководствоваться не только нормами российского законодательства, но и в силу статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» учитывать правовую позицию Европейского Суда по правам человека, выраженную в его постановлениях.
Чтобы довести позицию Европейского суда до читателей, приведу несколько примеров. Но прежде хочу обратить ваше внимание на такой факт - Мария Демина оказывает юридическую помощь гражданам, представляя их интересы в суде, и согласно гражданскому процессуальному законодательству, представителями в суде могут выступать адвокаты и иные оказывающие юридическую помощь лица, то есть она исполняет ту же роль, что и адвокаты в судебных процессах.
23 апреля 2015 года Большая Палата Европейского Суда вынесла постановление по делу «Морис против Франции». Дело было инициировано жалобой, поданной против Французской Республики в Европейский Суд гражданином Франции Оливье Морисом. Дело связано с тем, что заявитель являлся адвокатом, покритиковал работу судьи, судья обвинила его в совершении преступления и обратилась с заявлением во внутригосударственный суд, который вынес обвинительный приговор.
Заявитель утверждал, что в связи с постановлением в отношении него обвинительного приговора была нарушена свобода выражения мнения, гарантированная статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Европейский Суд согласился с доводами заявителя и сделал вывод, что вынесенный в отношении заявителя приговор по делу о соучастии в диффамации (распространение клеветническая информация) может рассматриваться как непропорциональное вмешательство в свободу заявителя выражать свое мнение. В постановлении Большой палаты сказано, что судьи формируют часть основополагающего государственного учреждения, они могут как таковые подвергаться персональной критике в допустимых пределах, и не только теоретически и в целом. Действуя в официальном качестве, судьи должны подвергаться допустимой критике в более обширных пределах, чем обычные граждане. Также было отмечено, что защита клиента может быть осуществлена путем появления в телевизионных новостях или с помощью высказываний в прессе, и с помощью подобных способов адвокаты могут уведомить общественность о недостатках, которые могут нанести ущерб судопроизводству.
Аналогичной же позиции Европейский Суд придерживался при рассмотрении жалобы адвоката, гражданина Хорватии Сильвано Радобуляц, поданной против Республики Хорватия, который утверждал, что решение внутригосударственных судов оштрафовать его за неуважение к суду нарушило его право на свободу выражения мнения.
Европейский Суд в данном случае тоже согласился с доводами заявителя и отметил, что Суды, как и любые другие публичные институты, не пользуются иммунитетом от критики и контроля, за исключением случаев, чреватых причинением серьезного ущерба в результате нападок. И еще раз повторил, что судьи, действуя в официальном качестве, могут подлежать более широким пределам допустимой критики, чем обычные граждане. И Европейский Суд особо отметил, что адвокаты обязаны ревностно защищать интересы своих клиентов, и они должны иметь возможность привлечь внимание общественности к потенциальным недостаткам судебной системы, и судебная система может выиграть от конструктивной критики.
Не хочу утомлять читателей и дальше приводить примеры из практики, но хочу отметить, что Европейский Суд твердо стоит на позиции, что суды как публичные институты не пользуются иммунитетом от критики и контроля. И судьи как представители публичной власти являются объектом личной критики в допустимых пределах. Судьи так же, как депутаты или чиновники могут подвергаться критике в более обширных пределах, чем обычные граждане.
Усиление критики судьям определенно не нравится, но я еще раз повторяюсь, что это требование времени, и любой публичный институт должен подвергаться контролю со стороны общества.
Совету судей Республики Алтай надо было обсуждать не поведение депутата М. Деминой, а объективно провести проверку сведений, содержащихся в критической статье, в ее выступлениях.
В демократическом обществе критика суда не только возможна, но и необходима, особенно адвокатами, которые в судебном процессе являются ключевыми игроками и заинтересованы в улучшении качества и справедливости правосудия. Независимость судей не подразумевает, что судейское сообщество должно превратиться в замкнутую касту. Даже состав Совета судей Республики Алтай удивил меня тем, что трое из 7 судей являются выходцами из Онгудайского района. Случайно ли? Не зря, видимо, у М. Деминой были вопросы к формированию судейского корпуса в Республике Алтай. О тех фактах, которые она озвучивала в своих выступлениях, мы поговорим в следующей статье.

Данные автора есть в редакции

 

Интересный материал? Подпишитесь на наш канал в Telegram https://t.me/listock04 , чтобы получать больше интересных новостей.


.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.68 (11 голосов)